Вахта, самозанятость, человекоцентричность и эффективность — что объединяет эти понятия? Именно они были в основе дискуссий двух паблик-токов «Формы занятости: как не перейти границы в поисках оптимизации» и «Человекоцентричность: главный фокус бизнеса и модель управления» Ventra Concept Day.

«Как привезти людей в тайгу — это постоянно наша боль, мы понимаем, что не все готовы приезжать и работать с комарами», — с улыбкой открыла разговор секции «Формы занятости» Виктория Илюхина, заместитель генерального директора по управлению персоналом «Иркутской нефтяной компании». Она поделилась успешным кейсом проекта «Вуз-завод»: «В 2022 году, когда мы заметили отток персонала, нам удалось договориться с Иркутским Политехом, чтобы они поменяли график учебы: студенты месяц работают на вахте, месяц учатся в университете. Мы прогнали через этот проект 320 студентов, 120 пришли в компанию опытными специалистами». 

Начальник управления подбора и адаптации персонала «Еврохим» Олег Цетович сказал, что производственные компании сложнее подходят к разным формам занятости, но ищут пути решения: «Мы пробуем что-то придумать. Первый инструмент — это вахта, которую далеко не все производства используют. У нас 5% от общей численности работают на вахте, но к концу года их будет больше». При этом он заметил, что новые формы занятости – это и про инновационность, и про вынужденность. «У нас есть потребность и в специалистах, не требующих большой подготовкой, например, ремонтниках, плиточниках. И когда мы не смогли найти работника, мы привлекли бригады, которые готовы работать с нами на временных контрактах. Для нас же это вынужденная мера».

Александр Чугунов, заместитель директора службы занятости населения Москвы, рассказал, как город реагирует на рыночную ситуацию и потребности бизнеса: «Мы видим тенденцию, что люди 3-4 раза за жизнь меняют профессию, они ищут для себя наиболее интересные формы трудоустройства. Мы разработали короткие программы обучения до трех месяцев, в том числе и производственные. Мы берем сотрудников предприятий, за три месяца их обучаем, и они могут на легальных условиях выполнять другую работу. Это позволяет готовить мультифункциональный персонал, а предприятия не раздувают штат, особенно на фоне дефицита кадров».

В рассуждении об особенностях платформ временной занятости директор юридического департамента, акционер YouDo Игорь Зазвонов объяснил: «Государство хочет видеть социальную защищенность граждан, пользующихся платформенной занятостью.  Для бизнеса же платформы дают возможность быстро закрывать пиковые всплески, причем не только среди «синих воротничков», но и квалифицированного персонала, которые могут и инвестиционные проекты разработать, и технические задания написать. Мы все с вами знаем и про «айтишников» на удаленке, и про дизайнеров на удаленке, это сильно развито».

«Самозанятость – больше не ограничение ни для бизнеса, ни для людей, — уверена Юлия Бабинская, Сustomer Success Director Ventra Go! — Cейчас прекрасный момент, чтобы использовать самозанятость, платформенную занятость, чтобы решать сложные проблемы с нехваткой персонала. Ритейл и e-com растут, это порождает огромный спрос на людей, а с другой стороны — есть дефицит персонала, и очень тяжело компаниям, которые ищут работников. Самозанятость — это источник персонала, там много людей. Только на нашей платформе более 1 млн человек, которые готовы уже завтра выходить на задания вашего бизнеса».

В конце дискуссии участники Ольга Тонких, директор Ventra Industrial, и Виктория Илюхина из «Иркутской нефтяной компании» сошлись в едином мнении о преимуществах вахты, которая становится все более популярной у бизнеса. «Вахта — это новая удаленка! После вахты можно ехать на Бали и удовлетворять свои потребности — так мы и предлагаем своим кандидатам!» — фраза Виктории Илюхиной вполне может стать слоганом рекламной кампании производственной вахты.

Забота о сотрудниках или маркетинговый ход: что такое человекоцентричность?

«Мы верим, что человекоцентричный подход по отношению к сотрудникам позволяет добиваться самых классных и нестандартных решений. Мы должны помнить, что каждый индивидуален. Я понимаю, что это звучит как из мира розовых единорогов, но для «Яндекса» это правда. Я не очень верю в баланс между личной жизнью и работой. Наша задача — позволить сотрудникам чувствовать себя на работе как дома, просто потому что им здорово, — задала тон паблик-току «Человекоцентричность» руководитель HR корпоративного центра «Яндекса» Надежда Рогулёва. — Мы расширили well being-программы, у нас «жирная» программа ДМС, куда входит даже нутрициолог. Переживаем за физическое здоровье и благополучнее ребят. Мы устроили целую пиар-компанию, чтобы сотрудники пошли на чекап и выявили у себя негативные привычки».

С ней согласилась Виктория Илюхина, заместитель генерального директора по управлению персоналом «Иркутской нефтяной компании», говоря о мотивации и приоритетах в коллективе: «Климат в коллективе, мини NPS с руководителем, карьерное развитие, комфортная среда на работе и только после этого зарплата!»

Татьяна Кожевникова, эксперт HR, автор книг, ментор и преподаватель предложила еще более радикальный подход к обсуждению темы: «Компания может считаться человекоцентричной , если она по-человечески относится не только к сотрудникам, находящимся на трудовом договоре, но даже к не подошедшим кандидатам. Когда я работала в Mars, отвечая за рекрутмент, я давала не прошедшим кандидатам 45 минут обратную связь по отбору».

Говоря о непростая ситуация трансформации бизнеса и необходимости расставаться с людьми, директор по персоналу «Цеппелин Русланд» Татьяна Белянина заметила, что перед командой стояла задача выбрать «правильных людей». «Мы выяснили, кто готов быть многофункциальным. Должны были остаться люди, которые могли бы делать из одной функции десять. А в процессе удержания немалую роль играли руководители. У них есть задача переварить кризис, создать для себя самих новые смыслы и создать новые смыслы для своей команде. Найти эти струны, что-то общее, когда ты посмотришь своему подчиненному в глаза, полные тоски, сядешь и спросишь его: почему ты хочешь это делать и что ты делать уже не можешь?», — убеждена Татьяна Белянина.

Рассказывая о процессе интеграции Kelly и Ventra, HRD Ventra Лусине Абгарян объяснила, что кадровый бизнес человекоцентричный по своей сути, он строится на отношениях людей с людьми. «У обеих компаний была приверженность к максимально бережному и экономичному объединению. Мы решили строиться вокруг своих сил. Поскольку это бизнесы о людях и для людей, то в основе ответственность, взаимовыручка, поддержка, уважение. Это то, вокруг чего интеграция и произошла», — рассказала Лусине Абгарян.

Сооснователь и генеральный директор NUT.Tech Екатерина Миронова, прошедшая путь от менеджера команд технологических холдингов до владельца технологического бизнеса, убеждена, что человекоцентричность как явление органично для ИТ-компаний. «Для меня как будто бы человекоцентричный подход пришел из ИТ. Человекоцентричность в продуктах и сервисах была уже тогда, просто слова красивого не существовало. На самом деле это старый продуктовый подход к созданию сервисов и команд».

Подводя итоги секции, модератор Светлана Старикова, руководитель Академии ГК «Черкизово», резюмировала: «Все, что связано с нашей прекрасной профессией — все глубоко про центричность к человеку как к активу, как к чему-то прекрасному».

В третьей, заключительном части рассказа о Ventra Concept Day, мы соберем самые яркие цитаты и инсайты с мастер-классов — следите за обновлениями!

Смотрите также

Все статьи