Заказать обратный звонок

Александр Фридланд рассказал РБК о преимуществах занятости по Uber-модели

18 Ноября 14:27 11

#от первого лица #бизнес #рбк #интервью

О трансформации рынка труда и новых технологиях управления персоналом в сфере массовых профессий РБК+ рассказал основатель и инвестор b2b-маркетплейса Ventra Go! Алекс Фридланд.

— Рынок труда меняется: растет самозанятость, увеличивается число компаний, предпочитающих распределенные команды, фрилансеров и аутсорсинг. Пандемия подтолкнет рынок труда к уберизации?

— Пандемия однозначно станет стимулом для внедрения новых моделей управления персоналом. В контексте коронакризиса большинство компаний активнее ищут способы оптимизации бизнес-процессов и повышения их эффективности.

Во многих отраслях нужны квалифицированные и исполнительные временные сотрудники. В производственной сфере, например, технологии позволяют заранее достаточно точно рассчитать объемы производства в зависимости от того или иного региона или ситуации на рынке. Но при этом производители не понимают, как управлять человеческим капиталом в новых условиях. Людьми как управляли 20 лет назад, так и сейчас управляют. У персонала нет ни гибкости рабочего времени, ни мотивации. Это неэффективно и влечет колоссальные расходы компаний.

Запрос на новые подходы к мотивации линейного персонала, которые позволят повысить качество продуктов и услуг и эффективность бизнес-процессов, существует во всех индустриях. Передовые компании в ретейле, такие как, например, X5 Retail Group или «ВкусВилл», уже ищут и даже в отдельных случаях применяют такие подходы. Но пока компаний, которые умеют это делать в массовых профессиях, единицы. Компания Uber, в частности, произвела революцию в построении трудовых отношений на отдельном рынке транспортных перевозок. Но это только начало трансформации рынка труда в целом.

— В чем преимущества uber-модели на рынке труда?

— Uber создал понятный маркетплейс и дал каждому, кто хочет работать на рынке такси, возможность зарабатывать, причем на достаточно гибких условиях, по тем правилам, которые этому человеку подходят. Самое главное, что uber-модель создала механизм, мотивирующий работать качественно.

Инновацией стал сам подход к работе, они создали новый рынок, не меняя продукт, а лишь кардинально изменив его качество.

Аналогичная трансформация сейчас произошла и в сфере доставки. Клиент благодаря uber-модели получает хороший уровень сервиса, работник — возможность заработать и при этом самому планировать свой день и заработок, а работодатель — большое количество мотивированных исполнителей. В других массовых профессиях этот путь тоже уже начался. По сути, уберизация позволяет создать на рынке труда механизм организации временной рабочей силы под ключ, под конкретные задачи бизнеса.

— Это мировая тенденция, а кто задает тренд?

— В Кремниевой долине, где я живу, много фондов, которые инвестируют на раннем этапе в разные тренды. И сейчас там спросом пользуются проекты, связанные с концепцией Future of Work («Будущее работы»). Рынок труда — колоссальный рынок, его размер, с точки зрения зарплатных фондов, измеряется триллионами долларов. Тот, кто добьется эффективности процессов управления персоналом, сумеет заработать очень большие деньги.

Первыми на рынок всегда приходят аналитики, люди, которые пытаются дать определения, описать тренды. Один из таких фондов ранних инвестиций, венчурная компания NFX, например, предложила интересную концепцию Future of Work. Они делят рынок труда на три уровня: GIG-economy, Talent-economy и Knowledge-economy.

GIG-economy — это экономика подработок, ее как раз реализовал Uber. Ее фишка в том, что совершенно не важно, какие у работника скилы. Здесь достаточно просто создать маркетплейс и им управлять.

В Knowledge-economy работают высококвалифицированные специалисты, например программисты, врачи, которые очень востребованы и которых всегда на рынке не хватает. Построить маркетплейс на этом уровне достаточно сложно. Есть специализированные компании, которые с этими людьми работают, например американская платформа для фрилансеров Toptal. Эти компании достаточно известны в мире, но достичь масштабов uber-индустрии им не удастся.

Основная часть населения России и мира работает в Talent-economy. Это массовые профессии. При этом здесь важны умения и знания исполнителя, и чем выше квалификация, тем человеку проще строить карьеру. Например, продавцу электроники требуется не только умение продавать, но и специальные знания в этой области.

Именно этот сегмент и ждут серьезные технологические изменения, и это откроет людям массовых профессий возможность контролировать свое профессиональное развитие и карьеру и быть более мобильными. А компании получат замотивированных людей, которые готовы работать здесь и сейчас, которых не нужно заставлять и которым не нужно платить за простой.

В ближайшие десять лет в этом сегменте появятся компании масштаба LinkedIn или hh.ru, которые изменят рынок массовых профессий. Трансформация пойдет по пути маркетплейса: с одной стороны будет исполнитель, с другой — заказчик, и технологической компании нужно будет гармонизировать их отношения.

Пожизненный наем, когда тысячи или десятки тысяч людей работают всю жизнь на одну и ту же компанию, уйдет в прошлое. Но эта трансформация займет не один год. Должны произойти изменения внутри самих корпораций. И нужны технологические платформы, построенные по uber-модели, которые смогут строить работу с персоналом по вертикали, — в каждой индустрии и профессии много нюансов, задачи торговых компаний с распределенными сетями сильно отличаются от задач гостиничного бизнеса, например, — там другие скилы, динамика и побудительные причины. Необходимо понимать конкретные проблемы и болевые точки каждой компании-клиента, а кроме того, построить полный карьерный путь для исполнителей, чтобы им было интересно работать.

— Вы эту концепцию хотите реализовать в России?

— Да, мы создали технологическую b2b-платформу и маркетплейс Ventra Go! , которая уже прошла бета-тестирование и сегодня открыта для рынка. Платформа создана на базе компании Ventra — одной из крупных федеральных компаний в сфере аутсорсинга услуг для торговли и логистики. Мы очень хорошо знаем потребности рынков, на которых работаем, причем как в России, так и в Белоруссии и Казахстане.

Например, одна из проблем бизнеса в том, что временные сотрудники не всегда отвечают требованиям компаний-нанимателей. Временный персонал часто просто не выходит на работу. Мы решаем эти проблемы. Через нас уже проходят десятки тысяч людей по традиционной модели аутсорсинга. Сейчас в нашей базе более 8 тыс. исполнителей. Но масштаб рынка массовых профессий по меньшей мере 10 млн человек. К этому рынку уже проявляют интерес, например, «Сбер» и Uber. Заинтересованность крупных компаний означает, что у рынка большой потенциал.

— В чем принципиальное отличие Ventra Go! от существующих b2c-платформ, площадок для подбора персонала, сервисных и кадровых агентств?

— Наша платформа предоставляет полностью автоматизированную услугу по организации работы персонала под ключ. В отличие от маркетплейсов по подбору персонала, которые, по сути, являются электронными досками объявлений, непосредственным исполнителем для заказчика является не физическое лицо, а Ventra Go! . Наша задача — сделать сервис полностью автоматизированным, удобным и простым для заказчика. Для этого мы совместили глубокую отраслевую экспертизу и наши технологические компетенции.

Наша система — по сути, селф-сервис, который в автоматическом режиме может получать заявки, например, от логистической системы заказчика на определенные бизнес-задачи и выполнять их. Люди в этом процессе вообще не нужны. Но чтобы это работало, нужна легкая интеграция. Система состоит из нескольких слоев: у нас есть мобильное приложение, которое дает удобный пользовательский экспириенс работникам, есть веб-приложения для клиента и для администратора. И все эти приложения общаются с ядром нашей платформы через открытые API. В перспективе это дает возможность абсолютно любой компании или ее отдельному подразделению с нами интегрироваться. Мы к этому готовы архитектурно.

— В чем вы видите дальнейшее развитие проекта?

— Мы начали с двух отраслей — ретейла и логистики. Профессии, которые мы предлагаем, — работник торгового зала, мерчендайзер, промоутер, комплектовщик, разнорабочий, грузчик и др. Сейчас платформа работает в Москве и Московской области. Но мы планируем постепенно расширять географию и отрасли.

Кроме того, наша задача — организовать квалифицированный персонал внутри платформы и замотивировать людей на качественное выполнение работы. И обучение — важная часть процесса. Чтобы люди хотели на нашей платформе работать, мы должны им дать возможность для профессионального развития.

Сейчас перед наймом на какой-то проект, например для международного бренда одежды, координатор высылает соискателю видеоинструкцию. Когда человек выходит на работу в другой сектор, он получает другие обучающие материалы. И наша платформа знает, какие тренинговые видео посмотрел человек и как он после этого отработал.

Мы планируем выделить обучающие материалы в отдельную секцию для образования на нашей платформе, чтобы люди могли проходить тренинги непосредственно на Ventra Go! , и создадим систему оценки на основе приобретенных навыков.

В целом мы рассчитываем на примере российской экономики создать модель, отработать ее на достаточно большом количестве клиентов, в том числе международных, а дальше используем ее как плацдарм для глобального развития.